Важные даты

Важные даты

октябрь 2016

Начало приема работ

декабрь 2016

Окончание приема работ

Объявление «Длинного списка»

апрель 2017

Объявление «Короткого списка»

июнь 2017

Объявление лауреата премии

Длинный список Короткий список Лауреаты

События

13.02.2015

Премия Пятигорского: невозможная вещь

Библиотека Достоевского (так и хочется написать "Пятигорского") - удивительное пространство, с трех сторон обустроенное стеллажами, а с четвертой "встроенное в городское пространство" - распахнутое прямо на бульвар и Чистые пруды. Граница хоть и прозрачна, но все же непреодолима - вечером все равно приходится "обходить с тыла" и входить через арки, подворотню, лужи и сугробы.

Премия Пятигорского в чем-то подобна такой стеклянной стене библиотеки. Можно попасть внутрь, если знать как (хотя бы - уметь читать), а для человека, проходящего мимо по светящемуся бульвару, это увидится лишь замысловатым балетом из терминов и жестов, указывающим на что-то неприсутствующее, а порой и непредставимое.

Строго говоря, для того, чтобы оказаться по эту сторону зеркального стекла достаточно - и организаторы говорят об этом снова и снова - достаточно заинтересованности в философии, "увлеченности" ею. Но стоит копнуть чуть поглубже и оказывается, что здесь уже требуется и рождение, и умирание, и очарование, и мужество, и следование своим категориям, и ощущение тех тектонических сдвигов в сознании, которые только и служат для читателя знаком, что он читает подлинно философский текст, и еще - способность вместить эти тектонические сдвиги в текст (а не вытеснить их) и провести читателя по этим вздыбившимся терминам и геологическим пластам мысли - но, как говорили когдато, "и это еще не все".

"Важно относиться к этому всему без звериной серьезности" - предупреждает (или увещевает? предлагает?) Олег Игоревич Генисаретский, председатель жюри Премии. Человек способен к невесомой легкости, и искривления времени и пространства не властны над этой способностью: как говорил отец Павел Флоренский, красота существует столь же объективно, как тяжесть, так почему бы легкости не существовать так же? Не является ли физика в конечном счете огромной разветвленной метафорой души? Новейшие изыскания о "душе материи" отчасти это подтверждают.

Впрочем, "стеклянная стена" может нежданно обнаружить себя в любом месте - не зря ведь Ксения Голубович упоминает и о "двух станах жюри" (из-за которых так и не была вручена премия в 2014 году), и о том, что "гуманитарный угол зрения" существенно отличен от прочих, и не так-то просто его удержать. Возможно, это то самое усилие, которое Кэролл, мастер языковых и математических игр, описывал как "бежать в два раза быстрее, чтобы просто оставаться на месте" - и о котором Мамардашвили говорил, что "нужно снова и снова объяснять, чтобы снова и снова понимать"? Дохождение до пределов и удержание пределов, в пределе (sic!) похожее на удержание рубежей, за которыми - что? Или - кто?

"Мысль требует мужества", таков промежуточный итог, "мы ищем невозможную вещь" вторит ему Гасан Гусейнов, описывая саму неизбывную противоречивость идеи премии Пятигорского, которую сам Александр Моисеевич неминуемо высмеял бы с головы до ног. Но, с другой стороны, ведь только сознание способно удерживать единство многих противоположностей одновременно? Или "сворачивать различия и разворачивать их", переходить "от одной устоявшейся структуры мышления к другой" (АМП, МКМ). А значит, чтобы создать (сохранить? удержать?) свое пространство "философской (или софиологической?) игры", важно помнить, что там, где любовь становится одной только мудростью - там сознание исчезает.

"Читайте книги и пишите новые" - завершает встречу Олег Игоревич. Решения о грядущих встречах и совпадениях приняты, длинный лист премии обнародован, в ближайшем будущем предстоят встречи кафедры с Куприяновым и Малявиным, "и далее по длинному списку". Через огромные стекла четвертой стены библиотеки Достоевского видно, как на Чистопрудный бульвар падает крупными хлопьями медленный снег.

Текст: Александра Притворова


Все записи

© 2013 Литературная Премия имени Александра Пятигорского
При поддержке студии Олега Потапова